Театр, перформансы

Театральный опыт группы 705 можно условно разделить на периоды через следующие книги, которые оказали то или иное воздействие на группу: Кафка, Гоголь, Маркес, Кобо Абэ и т.д. Эти книги очерчивают круг вопросов, с которыми работает группа: абсурдическое состояние мира, парадоксальность, экзистенциальные вопросы, парадоксы власти, революции, утопические проекты и катаклизмы. Отрывки текстов этих и других авторов, философские размышления, лозунги, газетные вырезки, собственные наброски, истории из собственной жизни собираются в единое полифоническое пространство. Текст пребывает в состоянии разорванности и нуждается в исполнителе, иначе он выглядит как каламбур. Диалог текста и личного опыта исполнителя вызывает «реакцию», будоражит исполнителя, вызывает конвульсионное действие, выплескивая текст через тело. Обращение к прошлому личному опыту есть обращение к настоящему и будущему.

Выделим некоторые характеристики театрального опыта группы:

интимность. Представленные истории имеют связь с интимной жизнью исполнителя, с его острым переживанием, его жизненной историей. Исполнитель представляет самую сокровенную и интимную историю своей жизни, обнажается, является голым, уязвимым, наивным, злым, слабым, полным трещин, недостатков и боли. Он обращается к конкретному человеку, гипотетически находящегося среди зрителя. Его намеки может считать лишь единственный адресат.

юмор, самоирония. История съедает сама себя, уходит в парадокс, в анекдот, и утверждая позицию, и показывая ее уязвимость.

бедность театра. Сильный эффект может быть достигнут самыми простыми ходами, простым действием.

третий язык. Болезненная смесь языков, например «Байкуш Чехов», в смеси выражается отношение к Чехову, но и дистанция или фраза «я-помещик» — смесь личного-бытового и социальный анализ себя. Третий язык — это и просто звуки «Эй!», «Ай!» и т.д.

карнавальность и революции. Революции 2005 и 2010 в Кыргызстане спутали все карты, кавардак, карнавал сумасшествия и одновременно катаклизмы.  Длиннющая тень Октябрьской революции 1917 года. Ключевой образ — Ленин перед революцией и Ленин в Горках — два состояния одной и той же фигуры.

пространство. Опыт группы выглядит как уличный театр (действие разворачивались и на свалочном полигоне, и на заброшенных пустырях, и в подземных помещениях…), однако пространство улицы здесь не принципиально. Пространство для группы представляет собой ландшафт, куда заброшены люди. Как правило, это место покинутое когда-то другой цивилизацией, руины иных эпох, а пришедшие люди по-новому осваивают оставленные инструменты. Таким образом, у пространства есть пред-история, которая либо проговаривается во время исполнения, либо предполагается по умолчанию.

театралогия власти. Серия спектаклей, посвященных взаимоотношению человека и вселенной власти. Одиночество борьбы. Нюансы, обнажающие парадоксальность жизни — ее абсурдность, хрупкость, бессмысленность. Серия построена через коллаж документальных материалов, личных переживаний, юмор и бред.

Некоторые спектакли и перформансы группы:

Космонавты,

— Голодарь,

— Три дирака рыбака,

— Ровным счетом ничего

театралогия власти:

Король Крыс,

— Черная дыра,

— Разбитые очки,

Ленин и Христос